Взаимодействие Президента и исполнительной власти в Российской Федерации (курсовая)

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ    3

1. ОСНОВНЫЕ РАЗНОВИДНОСТИ СОВРЕМЕННЫХ СИСТЕМ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ    6

2. КОМПЕТЕНЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА РФ КАК ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА    16

2.1. Полномочия в сфере назначения должностных лиц    16

2.2. Полномочия в сфере обороны и осуществления внешнеполитических связей    30

3. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПРЕЗИДЕНТА С ОРГАНАМИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ    36

3.1. Понятие и сущность взаимодействия Президента и исполнительной власти в России    36

3.2. Конституционные способы воздействия Президента на исполнительную власть    44

ЗАКЛЮЧЕНИЕ    54

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ    57

 

Введение

Одним из наиболее важных результатов принятия в 1993 году Конституции Российской Федерации стало формирование новой системы высших органов государственной власти в нашей стране. При этом в ст. 11 Конституции было закреплено, что государственную власть Российской Федерации осуществляют в частности Президент Российской Федерации и Правительство Российской Федерации [1, c.3].

Тем самым, в процессе обновления российской государственности в чистом виде была отвергнута так называемая американская модель президентской республики, при которой Президент является и главой государства, и главой правительства, что исключает наличие поста премьер-министра. В России же выбор был сделан в пользу разграничения функций и полномочий между главой государства, то есть Президентом и главой правительства, т.е. премьер-министром [37, c.12].

Такое разделение можно назвать атрибутом так называемой французской модели. Соответственно возникают следующие вопросы: означает ли это, что современная политическая система России развивается по французскому пути? Или же Президент Российской Федерации, не взирая на наличие должности премьера, фактически сосредоточил в своих руках все основные полномочия исполнительной власти? Такого рода вопросы являются не только предметом академических дискуссий между политологами и государствоведами, но вызывают достаточно острое противоборство между различными общественно-политическими силами.

Экс-президента РФ Б.Н. Ельцина часто обвиняли в том, что он подмял под себя правительство и фактически стал верховным правителем всей страны [33, c.10]. С этих позиций многие депутаты в Государственной Думе настаивали на необходимости ограничения полномочий Президента и расширения полномочий Правительства. Кроме того, к ныне действующей Конституции нередко предъявляются претензии на том основании, что она выводит Президента за рамки системы разделения власти и тем самым придает легитимность его всевластию.

При этом утверждается, что конституционный статус Президента позволяет ему возвышаться над всем ветвями государственной власти. При такой явной обширности полномочий Президента Российской Федерации, возникает вопрос: каковы же тогда роль и место Правительства Российской Федерации в системе высших органов исполнительной власти? На этот счет соответствующая норма в Конституции гласит: «Исполнительную власть в Российской Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации» [1, c.4].

Данная норма на первый взгляд достаточно определена, но, как подсказывают реальные политические процессы в России, она не означает, что вся полнота исполнительно власти на федеральном уровне сосредоточена в руках правительства. К тому же понятие «осуществляет» отнюдь не исключает его интерпретации в том смысле, что Правительство Российской Федерации осуществляет исполнительную власть, а Президент Российской Федерации имеет над ней высший контроль.

Такой вывод вытекает не только из современных реалий соотношения властных полномочий между Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации, но из самой Конституции. Если в ст. 80 указывается, что именно Президент, а не глава правительства определяет основные направления внутренней и внешней политики государства, то в ст. 114 на Правительство Российской Федерации возлагается задача обеспечения проведения в Российской Федерации единой государственной политики в различных ее областях.

В федеральном конституционном законе «О Правительстве Российской Федерации» [2] определяется, что Правительство в пределах своей компетенции организует реализацию внутренней и внешней политики государства, осуществляет государственное управление и регулирование в различных сферах.

Таким образом, тема взаимодействия Президента и исполнительной власти в Российской Федерации является актуальной.

Объектом исследования являются Президент и система исполнительной власти в Российской Федерации.

Предметом исследования выступает взаимодействие Президента и органов исполнительной власти в Российской Федерации.

Цель работы заключается в изучении порядка взаимодействия Президента и исполнительной власти в Российской Федерации.

Для достижения данной цели в работе были поставлены следующие задачи:

- изучить основные разновидности современных систем государственных органов;

- исследовать компетенцию президента РФ как главы государства;

- исследовать  взаимодействие Президента с органами исполнительной власти Российской Федерации.

Теоретическую и методологическую базу исследования составили труды таких авторов, как Авакьян С.А., Баглай М.В., Бобылева К.Н., Жаке Ж.-П., Зорькин В.Д., Мещеряков А.Н., Сахаров Н.А., Чиркин В.Е., а также нормативно-правовые акты по исследуемой проблематике.

 

1. Основные разновидности современных систем государственных органов

 

В науке имеется много различных классификаций органов государства: представительные и исполнительно-распорядительные, единоличные и коллегиальные, центральные и местные и т.д. Каждый такой вид органов образует особую систему, что при всей условности типологий дает возможность полнее проанализировать роль, значение того или иного органа, ибо последний явственнее обнаруживает свои качества именно в системе [41, c.176].

Системы государственных органов в разных странах неодинаковы. Они зависят от географических факторов (в тех малых государствах, где нет административно-территориального деления, выпадает наиболее массовое звено — местные органы); от национального состава населения (в ряде стран создаются национально-государственные единицы и, следовательно, особые органы); от федеративной или унитарной структуры государства (в федерациях есть особая система органов штатов); от политического режима (например, особая система органов управления в условиях военных режимов) и т.д.

Важнейшее значение имеет господствующая в стране идеология, политическая доктрина и конституционно-правовая концепция, которыми руководствуются лица, стоящие у рычагов руководства обществом. С этой точки зрения можно различать три основные современные модели систем государственного аппарата: централизованно-сегментарную, моноцефальную и монотеократическую [42, c.12].

Централизованно-сегментарная система неразрывно связана с концепцией разделения властей и системой сдержек и противовесов, с постулатом, согласно которому органами государственной власти являются только основные центральные органы, действующие в масштабе всего государства (глава государства, парламент, правительство и др.), а также их представители (назначенные губернаторы и др.) на местах. Выборные же органы на местах рассматриваются лишь как органы местного самоуправления. На облик этой системы оказывают влияние и другие факторы: принципы правления большинства и защиты прав меньшинства, правового государства и др.

Централизованно-сегментарная система складывается из нескольких видов различных органов, формируемых неодинаковыми способами, имеющих определенную компетенцию и особенности функционирования. Эти различия, обособления, коренящиеся в идее разделения властей, определяют сегментарную сторону системы. В то же время это вовсе не разрозненный набор элементов. Органы государства объединяются общими задачами, целями и методами управления обществом, основанных на единых принципах, только все вместе взятые, они составляют целостную систему. Это обусловливает централистскую сторону системы [41, c.177].

В данной системе существует множество различных органов, их можно классифицировать по четырем видам, каждый из которых является в свою очередь определенной подсистемой.

Первый — это органы законодательной власти. Поскольку закон распространяется на все население страны (а также граждан государства, проживающих за границей), и поскольку только законодательный орган вправе принять государственный бюджет, состоящий в основном или в значительной мере из налогов на граждан, указанный орган (или его нижняя палата) в обычных условиях формируется путем выборов («без представительства нет обложения») [42, c.13].

В подавляющем большинстве стран путем выборов формируются и верхние палаты (там, где они есть). Главной формой работы законодательного органа является сессия, в ходе которой члены парламента обсуждают и большинством голосов принимают решения, осуществляют контроль за деятельностью правительства (Совета, кабинета министров).

Вторая, весьма разнообразная и многочисленная группа органов в условиях централизованно-сегментарной системы — органы исполнительной власти. Сюда относится глава государства, правительство, главы министерств и ведомств (министры, государственные секретари и т.д.), уполномоченные главы государства, правительства, министров на местах (губернаторы, префекты, чиновники, ответственные за различные участки работы: промышленность, образование и т.д.), полиция, налоговый аппарат и т.д.

При формировании органов исполнительной власти применяется различный порядок: выборы, назначение (например, правительства), конкурсный порядок (например, для ряда чиновничьих должностей). Большинство органов исполнительной власти назначается. Основная форма деятельности этих органов — исполнительно-распорядительная в целях исполнения законов.

Третья группа — органы судебной власти. Суды формируются тоже по-разному, и путем избрания (присяжные заседатели всегда избираются или отбираются каким-либо способом из среды граждан), и путем назначения (президентом, министром юстиции).

Суд независим при осуществлении правосудия (рассмотрении уголовных и гражданских дел) и подчиняется только закону, через суд предъявляются иски самому государству, его органам, которые несут ответственность за нарушение законов, равно как и граждане и юридические лица. Суд действует в особой процессуальной форме, нарушение последней влечет за собой недействительность решения или приговора суда.

Четвертая группа — органы контрольной власти. Эта группа выходит за пределы традиционной триады разделения властей, но в конституционном праве и на практике давно наметилось ее обособление. Она характеризуется разнообразным порядком формирования (выборы, назначение) и большим числом разновидностей (органы конституционного надзора, контрольные и счетные палаты, омбудсманы, генеральные контролеры государства, многочисленные инспекции и т.д.) [41, c.178].

Данные органы не обладают нормотворческими, исполнительными, распорядительными или судебными функциями (конституционные суды выполняют особую задачу). Деятельность их состоит в проверке соответствия актов и действий государственных, хозяйственных органов, должностных лиц как с точки зрения законности, так в ряде случаев и целесообразности.

Выявленные нарушения докладываются соответствующим органам (парламенту, правительству и др.), но иногда контрольные органы сами вправе давать указания об устранении нарушений и привлекать к материальной ответственности виновных.

Осуществить абсолютное разделение властей, равно как и отделить друг от друга эти четыре вида органов государства на практике, как уже говорилось, невозможно: все они имеют какие-то контрольные функции, осуществляют в какой-то степени исполнительно-распорядительную деятельность, принимают акты или решения, имеющие более или менее общий характер [39, c.24]. Поэтому выделение указанных разновидностей органов в централизованно-сегментарной системе имеет значение общего принципа.

Централизованно-сегментарная система может существовать только в условиях гражданских режимов. Она особенно эффективна в развитых странах в условиях политической стабильности, прочного политического плюрализма, высокого уровня политической культуры.

Попытки ввести ее в ряде развивающихся стран оказывались неудачными, хотя в отдельных из них, при особенно благоприятных условиях (определенный уровень политической культуры, соответствующие традиции, длительный предшествующий опыт использования некоторых ее элементов и др.) она существует, хотя и в усеченных вариантах [41, c.180].

На противоположных принципах основана моноцефальная система государственных органов. Концепция разделения властей, система сдержек и противовесов в данном случае отвергается (хотя в некоторых конституциях, например, в индонезийской, есть следы разделения властей — «триас политикас»), исходным началом служит принцип единства государственной власти сверху донизу, единовластие. Во главе этой системы стоит один орган (должностное лицо), облеченный всей полнотой власти, он наделяет ею другие органы. Соподчиненность органов по вертикали — характерная черта данной системы [31, c.255].

Моноцефальная система обычно характеризуется однопартийностью, ограниченной многопартийностью и беспартийностью, отказом от политического плюрализма, преувеличением роли государства, которое «сверху» наделяет граждан правами, гипертрофированной ролью «большинства» (об охране прав меньшинства вопрос не ставится), преобладанием назначаемости при формировании органов государства, как правило, единоличным, а не коллегиальным решением вопросов.

Система власти в значительной мере персонализирована, во главе ее пирамиды находится на практике одно лицо (президент, обычно являющийся лидером правящей партии, фюрер, руководитель государства, председатель военного совета, монарх и др.), решения которого считаются непререкаемыми.

В обычных условиях парламент, как правило, существует и при этой системе. Но он не выполняет своей роли, а во многих случаях имеет декоративный характер. Сессии, созываемые два раза в год, продолжались в бывших социалистических странах 2-3 дня и были посвящены формальному одобрению уже принятых номенклатурным руководством решений.

Моноцефальная система имеет различные варианты. В социалистических странах она связана с идеей полновластия представительных органов типа советов, которые, от парламента (общегосударственного совета) до низшего звена рассматривались как единственные органы государственной власти (а не местного самоуправления) [21, c.56].

Все остальные органы государства получали свои полномочия прямо или опосредованно (например, через назначение органами, созданными советами) от последних. Это относится к коллегиальным органам (президиумам, государственным советам), выполняющим функции коллегиального президента, к единоличным президентам, правительствам, в ряде случаев к судам (местные суды тоже, как правило, избирались местными советами, а верховный суд страны — высшим представительным органом).

Классификация органов была иной, чем при использовании принципа разделения властей: органы государственной власти, государственного управления, суда, прокуратуры, а иногда и иные органы (например, система органов народного контроля).

На практике, однако, представительные органы не играли той роли, которая им предписывалась теорией. Реальные рычаги управления государством находились в руках партийно-государственной номенклатуры, возглавляемой лидером, занимавшим одновременно высший партийный и государственный пост [17, c.351].

Еще большим централизмом моноцефальная система обладает в условиях фашизма и военных режимов. В первом случае фюрер (дуче, каудильо) официально провозглашается носителем всей полноты власти, хотя существует парламент, формируемый на основе корпоративного представительства.

При военном режиме общегосударственный представительный орган упраздняется (распускается), а власть сосредоточивается в руках военного (революционного) совета, хунты, директории (фактически в руках руководителя военного переворота, провозглашаемого президентом, руководителем государства, главным военным администратором и т.д.).

На места назначаются военные губернаторы (уездные начальники, мэры городов) — офицеры, обязанные действовать по директивам совета (хунты), создаются военные трибуналы (гражданские суды с усеченными полномочиями могут сохраняться), конституционный надзор, как любые контрольные действия в отношении военного управления, запрещаются.

Из изложенного выше видно, что моноцефальная система может существовать в условиях и гражданского, и военного режимов, в странах тоталитарного социализма и в государствах, отнюдь не ориентирующихся на социалистический идеал. Во многих странах, где президентом является бывший генерал (полковник и т.п.), избранный к тому же в основном назначенным им специальным полупредставительным органом (например, в Индонезии) существует такая же система.

Моноцефальная система складывается обычно в условиях политической нестабильности, в послереволюционные периоды, в результате военных переворотов, когда на первый план в политическом режиме выдвигается насилие. Для осуществления массового насилия она является наиболее удобной [41, c.183].

Но эта система имеет не только огромные минусы. Она может обеспечить некоторую стабильность в обществе (за счет подавления демократии и применения насилия), аккумулировать и централизовать ресурсы общества и способствовать, хотя и недолговременно, высоким темпам экономического роста.

Так было на Тайване, в Южной Корее, Бразилии, Чили и т.д. Моноцефальная система управления обществом позволила бывшему СССР сконцентрировать все ресурсы и за счет невероятного напряжения сил обеспечить ракетно-ядерный паритет с Западом, хотя экономический потенциал СССР был значительно меньше, чем потенциал НАТО.

Монотеократическая система органов государства в ее более или менее развитом виде существует в ряде государств (не во всех), где ислам провозглашен официальной идеологией (например, в Иране, Саудовской Аравии, Кувейте, Катаре, ОАЭ, Бахрейне, Брунее и др.) [34, c.7].

Ее элементы присутствуют в некоторых других странах, исламских республиках (Пакистане, Коморских островах и др.) или монархиях (например, в хашимистском королевстве Иордания), и в меньшей степени в государствах, где официальной является другая религия (Непале, Бутане). Монотеократическая система сочетает два элемента: единовластие, основанное прежде всего на догмах религии, и сохранение некоторых пережиточных, видоизмененных общинных порядков.

Основой духовно-государственного единовластия является совмещение в одном лице поста главы государства и имама — высшего духовного лица страны (в большинстве монархий) или особая роль поста президента, который выступает как проводник, защитник, верховный представитель новой официальной религии.

Монарх обладает всей полнотой власти даже там, где есть конституция и предусмотрен парламент, поскольку конституция сама провозглашает, что вся власть исходит от монарха (отнюдь не от народа), а парламенты имеют консультативный характер и к тому же нередко распущены. Будучи имамом, монарх может быть также высшим судьей. Он назначает своих представителей на места, министров.

Статистика свидетельствует, что наиболее важные должности занимают члены правящей семьи, принадлежащие к одному и тому же «благородному» племени, объединенные общим религиозным толком. Только семья на практике может ограничить роль монарха (известны случаи смещения монарха правящей семьей и водворения на этот пост другого мужчины из семьи). Монотеократическая система государственных органов существует только в условиях гражданского режима, духовное принуждение достаточно обеспечивает ее стабильность [42, c.16].

Второй элемент данной системы органов, который поддерживает ее в течение веков — это сохранение таких институтов, которые представляют собой видоизмененные общинные порядки прошлого, освященные религией. Наиболее отчетливо заметно это в мусульманских странах.

Догмы шариата исходят из того, что представительство (избрание своих депутатов народом) — не лучший способ формирования органов государства. Поэтому существует институт аш-шура — консультаций правителя (ныне — монарха или президента) с кругом наиболее авторитетных, уважаемых лиц. Консультативные парламенты в известной степени также рассматриваются как одна из модификаций аш-шуры.

Важное значение в монотеократической системе имеет институт маджилиса — доступ любого мусульманина к правителю и членам его семьи. Хотя в настоящее время ходоков принимает обычно чиновник, а не монарх, этот институт используется для укрепления теократической системы. Можно упомянуть также закят (особый налог с имущества богатых в пользу бедных), вакф — имущество, специально завещанное для благотворительных целей.

Монотеократическая система обеспечивает стабильность в стране, дворцовые перевороты, замена одного монарха другим не влекут за собой политических и социальных конфликтов. В большинстве стран эта стабильность в настоящее время поддерживается и благодаря высокому уровню жизни населения (отчасти и рабочих-иммигрантов) за счет «нефтяной ренты» [41, c.185].

Монотеократическая система действует за счет духовного, как правило, неосознанного членами общества принуждения. Это — пережиточная модель системы государственных органов и, несмотря на развитие во многих странах исламского фундаментализма, она не имеет будущего. Тем не менее, некоторые ее элементы в преобразованном виде могли бы использоваться в других странах (например, маджилис при совершенствовании права петиций, социальные аспекты — в поисках различных форм социальной справедливости).

Рассмотренные выше три основные модели систем государственных органов не исключают других разновидностей. Кроме того, каждая система существует не в вакууме, элементы одной, другой, третьей системы видоизменяются и взаимопереплетаются. Во многих мусульманских странах восприняты некоторые стороны разделения властей, в ряде стран с моноцефальными системами существуют теократические элементы, в некоторых государствах с централизованно-сегментарными системами используется исходящая от ислама практика назначения в парламенты небольшого количества выдающихся граждан и т.д.

В связи с этим возникают смешанные, переходные, гибридные системы. Поскольку одной из современных тенденций является взаимовлияние, взаимообогащение государственных институтов опытом разных народов, видимо, гибридным системам принадлежит будущее, однако только в том случае, если они будут опираться на общечеловеческие ценности и воспринимать, соединять, совершенствовать такие элементы государственности, которые соответствуют социальному прогрессу.

 

Заказать курсовую

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить