Правовая ответственность за захват заложников в соответствии со ст. 206 УК РФ (курсовая)


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ    3
1. ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКОВ КАК ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ    5
2. РАЗВИТИЕ НОРМЫ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ              ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ    14
3. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЗАХВАТУ ЗАЛОЖНИКОВ    19
ЗАКЛЮЧЕНИЕ    28
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ    29

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Актуальность исследования. Россия и в XXI в. принадлежит к числу наиболее "пораженных" терроризмом стран: в 1997 г. в Российской Федерации было совершено 1290, в 2005-м - 1728 преступлений террористического характера. Резко возросло и количество таких уголовно наказуемых деяний террористического профиля, как организация незаконного вооруженного формирования: в 1997 г. зарегистрировано было одно такое преступление, а в 2005-м – 356. Рост попыток создания незаконных вооруженных формирований создал терророгенную обстановку в России, когда экстремистско-террористическое подполье планирует, готовит и реализует практически все террористические акты на территориях субъектов Федерации[1].

Современный терроризм является этнорелигиозным. Это мнение далеко не сразу стало легитимным. Многие годы российские криминологи и политологи такие конфликты обычно называли просто терроризмом. Понадобились такие исключительные события, как нападение исламских боевиков на Нью-Йорк, Вашингтон, Пенсильванию 11 сентября 2001 г., вторжение сил объединенной коалиции в Афганистан и Ирак, мусульманские бунты в Париже, захваты заложников в Москве, Беслане в 2005 - 2006 гг., протесты групп исламских народов против карикатур на мусульманские божества и святыни, чтобы стало ясно: противостояние двух мировых цивилизаций - свершившийся факт, и терроризм является крайней формой такого противостояния, что не исключает иных его форм (типов) проявления[2].

К числу террористических актов Уголовный кодекс РФ относит не только терроризм, вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению, захват заложника, организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, но и экстремистские преступления: возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, организацию экстремистского сообщества или деятельности экстремистской организации. Национальный и религиозный экстремизм обладают страшным терророгенным потенциалом, поэтому ответственность за такие деяния предусмотрена российским законодательством в главе Уголовного кодекса о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства.

Объектом исследования является ст. 206 Уголовного кодекса Российской Федерации «Захват заложников».

Предметом исследования выступают нормативно-правовые акты, материалы специальной литературы и судебной практики, описывающие применение ст. 206 УК РФ.

Целью работы является исследование правовой ответственности за захват заложников в соответствии со ст. 206 УК РФ.

Соответственно задачами работы стали:

- изучить захват заложников как преступление против общественной безопасности;

- исследовать развитие нормы об ответственности за захват заложников в российском уголовном законодательстве;

- исследовать правовые проблемы противодействия захвату заложников.

 

1. ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКОВ КАК ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

 

Преступления против общественной безопасности относятся к числу наиболее опасных посягательств, запрещенных уголовным законом. Так, 16 уголовно-правовых норм, включенных в статьи гл. 24 УК РФ, предусматривают ответственность за особо тяжкие преступления (ч. 1 - 3 ст. 205; ч. 2, 3, 4 ст. 206; ч. 1 - 3 ст. 209; ч. 1 и 3 ст. 210; ч. 2 и 3 ст. 211; ч. 3 ст. 226; ч. 2 и 3 ст. 227 УК РФ); 19 - ответственность за тяжкие преступления (ч. 1 ст. 205.1; ч. 1 ст. 206; ч. 1 ст. 208; ч. 2 ст. 210; ч. 1 ст. 211; ч. 1 и 2 ст. 212; ч. 2 ст. 213; ч. 3 ст. 215.2; ч. 3 ст. 220; ч. 2 и 3 ст. 221; ч. 2 и 3 ст. 222; ч. 2 и 3 ст. 223; ч. 1 и 2 ст. 226; ч. 1 ст. 227 УК РФ)[3]. Поскольку эти преступления нарушают нормальные условия жизнедеятельности людей, реализации их прав и интересов, функционирования общественных и государственных институтов, поддержания общественного порядка, производства различного рода работ и обращения с источниками повышенной опасности, состояние борьбы с ними всегда находится в центре внимания со стороны широких слоев населения.

В значительной мере от качества противодействия государственных и общественных структур указанной разновидности преступности зависит авторитет и само существование российского государства. Несмотря на, казалось бы, "успокаивающую" статистику, характеризующую динамику и структуру преступлений в этой сфере (в 2004 г. в Российской Федерации было зарегистрировано 69064 преступления против общественной безопасности – более чем в 3 раза меньше, чем в 2001 г.), общество глубоко обеспокоено фактами крайне жестоких, шокирующих воображение проявлений терроризма, бандитизма, захвата заложников и других посягательств на общественную безопасность[4]. Не случайно гл. 24 УК РФ неоднократно с момента вступления его в силу подвергалась существенным изменениям и дополнениям (ст. 205, 206, 210, 211, 213, 215, 217, 219, 220, 221, 222, 226 УК РФ). За это время в нее были включены новые статьи: 205.1 (Содействие террористической деятельности); 205.2 (Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма); 215.1 (Прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения); 215.2 (Приведение в негодность объектов жизнеобеспечения).

Уголовная ответственность за захват заложников  установлена 10 июля 1987 г. в связи с ростом международного терроризма и присоединением СССР к Международной конвенции о борьбе с захватом заложников, принятой сессией Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1979 г. Захват заложников в России - достаточно частое явление, значительно распространившееся в связи с военными действиями в Чечне. Нередки захваты заложников в исправительных учреждениях и следственных изоляторах в целях, как совершения побега, так и изменения режима, получения различных привилегий, освобождения отдельных лиц и т.п.[5]

Объект преступного посягательства - общественная безопасность. Дополнительный объект - личная свобода человека, а факультативные объекты - жизнь захваченного в качестве заложника. Потерпевший (заложник) - захваченное виновным физическое лицо, гражданин Российской Федерации, иностранец или лицо без гражданства. Заложником может быть как одно лицо, так и группа лиц. Объективная сторона составов преступления состоит в захвате заложника или удержании лица в качестве заложника. Захват заложника - это завладение человеком с последующим ограничением свободы его передвижения. Захват может быть осуществлен тайно или открыто, путем обмана, без насилия или с насилием, в том числе и с применением оружия.

 


[1] Калинин, Б.Ю. Терроризм в России в конце XX - начале XXI века: политико-правовой анализ / Б.Ю. Калинин, В.П. Хрыков // Законодательство и экономика.- 2007.- N 11.- С. 7.

[2] Там же, С. 9.

[3] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 13.02.2009) // Собрание законодательства РФ.- 2009.- N 25.- ст. 2954.

[4] Боровиков, В. Преступления против общественной безопасности: вопросы ответственности и совершенствования законодательства / В. Боровиков // Уголовное право.- 2006.- N 4.- С. 12.

[5] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова.- М.: Юрайт-Издат, 2007.- С. 415.

 

Заказать курсовую

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить